Социальный бизнес. Как живут те, кто вложил в дело деньги и душу?

Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 25/05/2016 

Малому и среднему бизнесу в кризис выжить оказалось нелегко, но, наверное, особенно туго пришлось тем бизнесменам, которые пытаются своим делом решать какие-то проблемы общества. Что такое социальный бизнес и чувствует ли поддержку государства?


Михаил Ефимкин / АиФ 

http://www.irk.aif.ru/society/socialnyy_biznes_kak_zhivut_te_kto_vlozhil_v_delo_dengi_i_dushu



День предпринимателя 26 мая в нашей стране стали отмечать заметно и широко: для бизнесменов к этой дате теперь принято готовить форумы, чествования и конкурсы. Однако далеко не все знают, что ровно через месяц, 26 июня, свой профессиональный праздник отмечает социальный бизнес - казалось бы, узкая «прослойка» предпринимателей, которые вложили в своё дело не только инвестиции, но и душу.

Правда ли, что в Иркутской области стало меньше детей-сирот?  


Корреспондент «АиФ-Иркутск» выяснил, как живут такие компании в Приангарье, на чём держатся и почему не сворачиваются, вопреки финансовым неурядицам.

На каких основаниях?

Идея помогать незрячим людям пришла к иркутянке Татьяне Овчинниковой сама собой - женщина рассказывает, что у неё с детства были проблемы со зрением, а ещё всегда тянуло к медицине. В итоге она 30 лет училась искусству массажа и 3,5 года назад решилась открыть в Иркутске свою фирму, куда хотела брать на работу инвалидов по зрению.

- Я выбрала два направления: коммерческое - предрейсовый осмотр водителей и социальное - массаж руками незрячих специалистов, - объясняет Татьяна Максимовна. - Там о деньгах и речи нет, второе направление убыточное. На подготовку одного массажиста нужно потратить не меньше 200 тыс. руб. и больше года времени. В итоге я зарабатываю деньги на выпуске водителей, и как только у меня появляются какие-то излишки, беру на работу людей с ограниченными возможностями.



Незрячие люди могут работать гидами для таких же как они. Фото: Из личного архива
Притом сложности связаны не только с деньгами, но и с клиентами - не все охотно идут на процедуру к незрячему человеку: боятся, стесняются, хотя специалистов, которых ей удалось подготовить, Татьяна называет штучными экземплярами.

- Они, если хотите, настоящие уникумы, - отмечает женщина. - У них нет зрения, но есть другой дар - очень чуткие руки.

Владимир Урусов Горячее сердце. Как иркутский фельдшер создал движение помощи старикам  


Несмотря на социальную направленность своей фирмы, особой поддержки от государства бизнес-вумен не чувствует, говорит, что работает «на общих основаниях». Более того, власти не только не помогают, но и порой невольно вставляют палки в колёса фирмы законодательными нестыковками и бюрократическими проволочками.

Иркутянке Юлии Борисовой повезло больше: чиновники пошли на контакт.

- К осени мы открываем пансионат для пожилых людей в посёлке Белореченском Усольского района. Местная мэрия выделила нам двухэтажное здание на территории бывшей воинской части, - рассказывает она. - Сейчас привлекаем средства спонсоров, инвесторов, чтобы его восстановить. В Усольском районе нет никакого дома престарелых: ни частного, ни государственного, поэтому пансионат там очень нужен. Кроме того, в области нет геронтологических центров, которые бы оказывали комплекс-ную поддержку и предлагали медицинскую реабилитацию после серьёзных заболеваний. А мы хотим восстанавливать людей после инсульта.

Пожилых жителей района будут размещать бесплатно, а вот родственникам неместных бабушек нужно будет заплатить за уход и проживание. Эти деньги пойдут для затрат на «бюджетников».

Юлия Борисова говорит, что на такой «социальный путь» её натолкнул личный опыт:

- Мои родственники - два пожилых человека, которым нужен уход. К тому же, я как преподаватель социальных наук в вузе вижу, что наши студенты не знают, где им найти практику, и уверены, что у них есть только один путь - бюджетная работа с «бюджетной» зарплатой. А пансионат сможет дать им базу не только для практики своих навыков, но и для заработка.

Сколько социальных?

Можно подумать, что социальная направленность бизнеса ограничивается работой с людьми, которых называют незащищёнными, однако это не так. Как объяснила Татьяна Калугина, руководитель Центра инноваций социальной сферы при ИГУ, определение относится и к тем компаниям, которые стремятся развивать свой город или посёлок в целом, - предприятиям, сохраняющим народные промыслы; фирмам, продвигающим, к примеру, сельский туризм; производителям экологических товаров. Сюда можно отнести даже маленькие позные, способные привлекать путешественников своей самобытностью. При этом не все предприятия, выполняющие социальную миссию, таковыми себя обозначают, поэтому сказать, сколько в регионе подобных фирм, сейчас сложно, статистика только складывается.

- Между тем мы можем оценить положение Иркутской области не по количеству бизнесов, а по степени заинтересованности властей региона в развитии этой темы, - отмечает Татьяна Калугина. - Для примера скажу, что Фонд «Наше будущее» - одна из ведущих организаций, которая развивает социальное предпринимательство в стране, уже в пятый раз провела конкурс «Импульс добра», где наградила самих бизнесменов и тех, кто помогает им. В этом году к ним поступило более 300 заявок из всех регионов, но минэкономразвития Приангарья не отправило ни одной! Как бы то ни было, в Иркутской области мы только подступаемся к теме социального предпринимательства, хотя оно очень важно именно в кризис, ведь это, как правило, маленькие фирмы, решающие острые проблемы, с которыми не может справиться государство.

Каким идеям место?

По словам Татьяны Калугиной, хоть у «доброго» бизнеса есть дополнительные возможности, чтобы привлечь деньги за счёт грантов и субсидий, именно финансовую поддержку власти ему почти не оказывают. Зато могут помочь административно. К примеру, в Усольском районе  и Ангарске проводят ярмарки бизнес-идей, с помощью которых интересные проекты могут найти поддержку и финансирование.

Как ни странно, сложности, с которыми сталкиваются предприниматели, не отнимают у молодёжи желания заниматься «душевным бизнесом». Это видно по молодёжной школе социального предпринимательства, где студенты доводят свои идеи до жизнеспособных коммерческих проектов. И не все они направлены именно на развитие соц-сферы, многие хотят улучшить жизнь своих маленьких городов и посёлков. Один из проектов 2015 года касался создания мини-кинотеатра в посёлке Новонукутск, откуда до ближайшего кинозала нужно ехать целый час.

-Юным свойственна готовность воплощать свои пусть и очень амбициозные задумки, вырастающие из хобби, увлечений, интересов, - комментирует Татьяна Калугина, добавляя, что о выживаемости таких проектов пока говорить рано, но если из десятка до воплощения дойдёт хотя бы два-три - это уже хороший результат.

Комментарий

Сергей Маяренков, общественный представитель Агентства стратегических инициатив (АСИ)
в Приангарье:

- Один из иркутских фондов подал на поддержку в АСИ проект Центра для детей и взрослых с нарушениями интеллектуального и психического развития. Он уже прошёл первичные этапы экспертизы, сейчас специалисты изучают его, чтобы понять, как и чем можно ему помочь. Агентство не финансируют проекты напрямую, но оно связано со многими госструктурами, которые выдают гранты, и если проект поддержан агентством, то вероятность получить дополнительные средства у него увеличивается. Также специалисты помогают устранять административные барьеры и законодательные шероховатости. Агентство всячески пропагандирует свою помощь, в том числе на федеральном уровне, заявляет: «Фонды, предлагайте проекты!», но пока процесс идёт не так активно. Многие ещё не знают, что есть такой инструмент.

В целом считаю, что социальным бизнес-проектам следует уделять больше внимания, чем сейчас, потому что они решают государственную задачу.

Мнение

Константин Шаврин, президент Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири:

- Любой бизнес в той или иной мере социально направлен, потому что многие предприятия -
и совсем мелкие, и очень крупные - финансируют социальные проекты - помогают детским садам, организациям ветеранов, инвалидам.

Что касается именно социально ориентированных компаний, нельзя говорить, что их в нашей стране совсем не поддерживают. Я работаю в Общественной палате РФ, где идёт целая программа развития такого бизнеса: представители палаты ищут по стране наиболее интересные проекты успешных бизнесов, чтобы тиражировать их на другие регионы. К сожалению, у нас в Приангарье таких по-настоящему успешных проектов пока немного. Возможно, из-за того что у нас социальный бизнес только зарождается.

В Приангарье пытались запустить проект «Бабушка рядом», который хоть и не имел прямого отношения к социальному бизнесу, но мог бы помочь получить пожилым людям работу по силам и пусть небольшую, но прибавку к пенсии. По задумке авторов идеи, пенсионеры могли бы заниматься с младшеклассниками творчеством после уроков и получать символическое вознаграждение от родителей. Задумка понравилась всем: и учителям, и родителям, однако проект затормозил - упёрся в бюрократическую стену и отсутствие свободного места в иркутских школах, которые и без внеклассных занятий переполнены.